Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст 

Непревзойденный

от iolka
миниСемья / 13+ / Слеш
17 окт. 2021 г.
17 окт. 2021 г.
1
1.252
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
17 окт. 2021 г. 1.252
 
В последние несколько месяцев Облачные Глубины очень изменились.

Например, у подножия горы теперь была целая деревня вэньских беженцев, живших под защитой Гусу Лань. Но это политика. Младшего ученика Су Лэя это не касалось.

Самое большое изменение в жизни его и соучеников...

— Папочка!

Ребенок ворвался на их утреннюю тренировку. Ханьгуан-цзюнь, поправлявший боевую стойку ученика, отвлекся и посмотрел на ребенка сияющими глазами, Да, и с приподнятыми уголками губ.

...Это.

В последнее время Облачные Глубины были расцвечены улыбкой Лань Ванцзи, Ханьгуан-цзюня, Второгo Нефритa клана Лань.

Су Лэй вырос, глядя, как Второй Нефрит нечитаемо смотрел на каждого нарушителя правил.

— А-Юань, — Лань Ванцзи поприветствовал прервавшего их трехлетнего ребенка.

Все жадно смотрели на мальчика, каждый день получавшего больше теплых чувств от наставника, чем они все вместе взятые за годы. И он все еще улыбался... Да ради всего святого!

— Папа тренируется? — простодушно спросил А-Юань, также известный как Вэнь Юань, наблюдая, как все они упорно и однообразно отрабатывают упражнения.

Вся группа пристально посмотрела на призадумавшегося Ханьгуан-цзюня.

— ...Действительно, — сказал Лань Ванцзи. — Я должен подавать пример.

И, к их ужасу, Лань Ванцзи... он... начал раздеваться!

У Су Лэя внезапно появилось острое желание покричать в подушку. Он понятия не имел, откуда оно взялось.

Ничего необычного, вообще-то. Утренняя муштра всегда проходила в одних только штанах, с голым торсом. Форма Гусу Лань была белой, а прачка — пугающей в своей свирепости. И обычно Ханьгуан-цзюнь не тренировался с ними, да и вообще, даже не учил их. Но их непосредственный наставник был ранен на Ночной охоте и все еще восстанавливался.

Где бы Ханьгуан-цзюнь ни упражнялся... они никогда не видели его...

Кто-то в толпе заскулил, пока человек, о котором шла речь, снимал рубашку. Прозрачный солнечный свет обласкал его бицепсы, а волосы легко выскользнули из горловины.

Это. Это… Это было олицетворением мужественности.

Лань Ванцзи был гребаным небожителем, разметавшим в клочья их стереотипы.

У него были рельефные бицепсы, а пресс — как доска для стирки. И многие из них внезапно поняли, что хризантемы ничуть не хуже пионов*.

Су Лэй тоже подавил скулеж. Он был, блин, помолвлен! Он не мог быть обрезанным рукавом.

Не размениваясь на слова, Лань Ванцзи встал перед первым рядом и без особых усилий принялся отжиматься.

Это было нечестно! Внутри они рыдали.

Он был безмятежен и даже не выглядел вспотевшим, совсем! До обеда еще была целая вечность. Неужели Ханьгуан-цзюнь действительно был сделан из нефрита?

Малыш захихикал.

— Папа! Папа, А-Юань тоже хочет! — он провальсировал между их стойками и добрался до Лань Ванцзи.

Су Лэй присоединился к хоровому стону.

Да, конечно, убедите ребенка в том, что тренировки — это весело.

Лань Ванцзи довольно ухмыльнулся.

Позади Су Лэя еще кто-то признался себе в своей ориентации.

— А-Юань может присоединиться, — разрешил Лань Ванцзи. — Никаких отжиманий. А-Юань потренирует приветственные поклоны.

Ребенок болтал не умолкая, пока наклонялся в разные стороны.

Это вообще не было похоже на традиционные поклоны. Скорее, это можно было обтекаемо назвать... извиваниями.

Лань Ванцзи не сказал ни слова.

— Нечестно, — прошипел ему Му Чэн. — Он просто вертится как червяк.

— Ему три, долбоящер, — прошипел в ответ Су Лэй.

...Но это и правда было похоже на извивающегося червяка.

Лань Ванцзи встретился с ними взглядом, и они застыли.

— Уберите вторую руку, — приказал он.

Су Лэй застонал. Отжимания на одной руке? Пиздец его мышцам.

«Гусу Лань не успокоится, пока все они не смогут поднимать телегу с волами одной рукой», — с ехидством подумал он.

Ребенок снова вмешался:

— Папа, ты слушаешь?

Вэнь Юань надулся, но его глаза блестели особым озорным блеском, что живо напоминал о его втором родителе.

А потом... Он забрался на спину Лань Ванцзи.

Челюсть Му Чэна медленно отвисла.

Лань Ванцзи продолжал отжиматься, будто вовсе не замечая дополнительного веса.

— Папа си-и-и-ильный, — Вэнь Юань радостно захлопал в ладоши.

«Ну что за человек», — с восхищением подумал Су Лэй. Что за человек.

— Папа слушает, А-Юань.

Следующие двадцать минут А-Юань рассказывал своему отцу, а заодно всей группе Су Лэя о своих приключениях на Лотосовых прудах (еще одно новшество Облачных Глубин).

— А потом... а потом...

А потом издалека эхом донесся крик:

— А-Юань!

Су Лэй проглотил инстинктивное «В Облачных Глубинах запрещено кричать», потому что узнал кричавшего. Это был...

В поле его зрения появился Вэй Усянь. Он улыбался и озорно сверкал глазами, вертел флейту в руках и был в перекошенном сером ханьфу и с растрепанными волосами. Как и всегда, впрочем.

— А-Юань... — поддразнил он. — Кажется, я потерял своего ребенка. О праведные совершенствующиеся, не видели ли вы его? — И он упер одну руку в бок.

Ответ Су Лэя застрял где-то в его горле. Он знал, что если сейчас откроет рот, то начнет заикаться.

Вэй Усянь, кошмарный Старейшина Илина, Основатель Темного пути... Был такой...

Рядом вздохнул Му Чэн.

— Миленький...

Ученик слева от него тоже выражал это чувство сердечками в глазах.

«Непередаваемые придурки», — сокрушенно подумал Су Лэй, когда Лань Ванцзи сузил глаза.

Им стоило поучиться у него. Ну как, как они до сих пор не научились оставлять свои мысли при себе?

Вэнь Юань, все еще сидевший на спине Лань Ванцзи, захихикал.

— Мамочка, — позвал он.

Ах, да, точно. Еще было это.

Вэй Усяня явно не ебало, что его называли мамой.

Су Лэй разрывался между предположениями: это потому, что ему нравился хаос, появлявшийся везде, где появлялся он сам (очевидно, именно такой человек мог бы назвать свой меч "Какая разница"), или потому, что он просто принял этот факт не задумываясь.

— Хм-м... — Вэй Усянь притворно задумался. — Вы что-нибудь слышали? — спросил он учеников.

— Нет, Учитель Вэй.

Весь класс единодушно ему подыграл.

У А-Юаня задрожали губы, он практически заплакал.

— Я здесь... — настойчиво сказал он.

Лань Ванцзи приподнял бровь.

— Вэй Ин. Не дразнись.

Вэй Ин?!

Всеобщее офигение.

Серьезно, насколько вообще близки эти двое?..

— Ты убиваешь все веселье, Лань Чжань! — простонал Вэй Усянь.

Потом он наклонился и потыкал А-Юаня в щеку.

— Глупый ребенок. Мамочка просто играл в игру.

Вэнь Юань фыркнул.

— Мамочка всегда дразнится.

Су Лэй подавил улыбку. И тон, и мимика мальчика странным образом напоминали манеры Ханьгуан-цзюня.

— Хм... Да, я был плохим. Как мы меня накажем? — Вэй Усянь приложил палец к губам и зубасто ухмыльнулся.

Му Чэн застонал.

Су Лэй не знал почему и не горел желанием узнать.

Вэнь Юань тем временем размышлял.

— Упражнение! — наконец авторитетно заявил он. Это было невыразимо мило.

— Ого... — удивленно протянул Вэй Усянь. — Упражнение? Прямо как А-Юань?

Огонeк озорства в его глазах стал ярче. Вэнь Юань важно кивнул.

Су Лэй смотрел, как Вэй Усянь подхватил ребенка, затем подобрал полы своего ханьфу и...


Затем...

Уселся на спину Лань Ванцзи.

Они все задержали дыхание.

Ничего. Блядь. Не произошло.

Лань Ванцзи продолжил отжиматься, даже не сбившись с дыхания.

Вэй Усянь был гибок, тогда как их старший имел крупное телосложение, при этом будучи всего лишь на пару цуней выше Вэй Усяня.

Вэй Усянь отнюдь не весил как птичка.

Но Лань Ванцзи будто бы и не заметил.

Вэй Усянь покраснел от скул и до самой груди, что прекрасно было видно через расхристанные, как всегда, одежды.

— Лань Чжань! — закричал он. — Я тебе не помешал?

Всем хотелось спросить то же самое.

— Мгм. Не помешал, — Лань Ванцзи ответил незнакомым, игривым тоном.

Вэй Усянь обнял А-Юаня и захныкал:

— Твой папа ужасно жестокий, А-Юань!

А-Юань захихикал.

— Нет, нет! Папа сильный!

Сильный — это было преуменьшением. Они все рыдали, взирая на разворачивающуюся картину.

Лань Ванцзи — гребаный монстр.

— Ты даже сильнее Чифэн-цзуня?!

Все ахнули. Разумеется... нет?!

— Если Вэй Ин пожелает, я могу проверить, — ответил Лань Ванцзи ухмыляясь.

Вэй Усянь сбежал, унося с собой А-Юаня, мащущего им на прощание.

Лань Ванцзи уставился на учеников.

Ученики уставились в ответ.

— Свободны, — сказал он и ушел.
Примечания:
*если вдруг кто еще не в курсе, то хризантема — эвфемизм для мужских задних врат, пион — для женских основных.
Написать отзыв
 
 
 Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст